NewsPhotoWritings
Glauki - Игорь Немцев Glauki

Игорь Немцев — Glauki

г л а у к и.




Долгая, или даже очень и очень долгая жизнь кого бы-то или чего бы-то --- все равно миг или менее того. Или почти ничто.
Продолжительность --- фикция, моментальная невозвратимость.
Но любая сиюминутная составляющая происходящего может быть беспредельна в ощущениях, а значит и во времени.
Суметь разделиться на безграничные, бесчисленные составляющие ощущений --- возможно и значит познать искомую, истинную продолжительность, или вечность, вмещающуюся в безмерно малый отрезок времени.




Глауки, все до одного, собрались на одной из немногих, полностью уцелевших плоскостей. Остальные плоскости с течением времени разрушились и превратились в бугристости, во впадинах которых и происходили Проявления глауков из цикличности. А когда-то их Прямоугольник состоял сплошь из плоскостей с небольшими впадинами. В те времена цикличности были редкими и длительными, вероятно из-за недостатка нижнего пространства.
Обсуждался очень важный вопрос. Он не был новым, с определенной периодичностью его обсуждали всегда. Чаще всего это случалось после особо удачных проявлений. И выносили его на обсуждение результаты этих проявлений --- новые Глауки. Вначале их всегда занимал этот вопрос.
Глауки - 1 048 432 901 156 , для удобства их определяли как Глауки Первый Минус, давно не участвовали в обсуждениях и флегматично принимали любые постановления, порядком успев разочароваться от ни к чему не ведущих решений.
Глауки Последний Минус горячились: ОНО опять приблизилось, совсем на чуть-чуть со времени их проявления из цикличности, но они смогли это уловить и воспринять как угрозу.
Все было предопределено: к тому времени, когда произойдет нулевое проявление, ОНО приблизится к их Прямоугольнику вплотную.
Их мир был прямоугольной формы. Наверняка существовали и другие миры, может быть бесчисленное множество пригодных для цикличностей прямоугольников могли бы приютить Глауков. Но вот как переселиться? Многие поколения безуспешно пытались найти способ. Глубокие и, наверное, бездонные и безграничные разрывы отделяли Глауков от соседних, возможно таких же прямоугольных миров. Побывавшие на окрайностях Глауки предполагали, что таковые существуют. Снаряжаемые изредка экспедиции безрезультатно возвращались, не рискнув соскользнуть в неизведанность разрывов.
Глауки Последний Минус так определялись лишь до нового проявления из цикличности, затем им присваивался очередной минусоидальный номер. Этот Последний Минус будут Глауки – 138(-ые). Итак, оставалось 137 цикличностей до полного приближения.
Довольно часто Последний Минус, подстегиваемые новизной ощущения угрозы, мнили, что именно они придумают способ избежать катастрофы, или найдут пути переселения. Со временем и они смирялись, а очередные проявления (Глауки Последний Минус) рьяно и настойчиво брались за дело.
На плоскости сумели разместиться все Глауки, не смотря на огромное их количество. После проявления размеры Глауков уже не менялись, и все минусы отличались друг от друга лишь небольшими изменениями в формах, которые наблюдались с каждой новой цикличностью. Иногда удлинялся овал, а иногда---округлялся. Бывало, более плоскими становились боковые отверстия и т. д. Но все Глауки одного проявления были близнецами. Благодаря небольшим изменениям в формах они и смогли все разместиться на плоскости, сцепливаясь друг с другом, наезжая и создавая причудливые пирамидки, ступеньки, колоны и многое другое неопределенной формы.
Оно приближалось, Глауки это чувствовали всегда. Очень медленно, не ускоряясь и не замедляясь -- на протяжении многих проявлений. Контурная картинка внутри чувственного органа Глауков неуклонно увеличивалась в размерах. Этот контур своей формой был похож на самих Глауков. Да -- овал, но совершенно неправильный, с какими-то боковыми вогнутостями и с удлиненной, более узкой одной половиной. Что это было, они не знали. Глауки Первый Минус запечатлели в своем чувственном органе гораздо меньшие контуры этой необъяснимой Угрозы. Постепенно увеличиваясь, она олицетворяла собой цикличности, проявления очередных Глауков, всю историю развития их мира.
Чувственный орган у Глауков был универсален. Он принимал и сохранял контурную картинку всего, что существовало в их прямоугольном, плоском мире. С его помощью они могли посылать друг другу контурные выражения своих мыслей и таким образом общаться. Он также снабжал весь организм энергией, выделяя ее при уменьшении и сохранении контуров, что необходимо было делать постоянно для освобождения восприимчивых к контурам ячеек. Боковым отверстиям была отведена особая роль, кроме того, образовавшись в заключительный период проявления из цикличности, они разделяли чувственный орган и двигательную платформу, которая, получая энергию, позволяла Глаукам скользить в любом направлении. Вверху – чувственный орган, внизу – двигательная платформа, между ними – боковые отверстия.
Даже у Глауков Первый Минус чувственный оран не был заполнен до конца, поэтому было не возможно даже предположить их срок жизни. Контуры уменьшались, сохранялись и опять уменьшались и сохранялись; так, что жизнедеятельного пространства всегда было достаточно. Очевидно, Глаук переставал существовать, когда все ячейки чувственного органа были переполнены и иссякал поток энергии.
Единственной угрозой было ОНО, ведь постоянно приближаясь, в чувственном органе все больше и больше оставалось, пусть уменьшаемых, но и сохраняемых контуров. Но и это не самое страшное! А что будет, когда ОНО приблизиться вплотную и своим контуром заполнит весь чувственный орган? Как долго он сможет уменьшать и сохранять его? А будет ли что уменьшать? Ведь когда ОНО приблизиться вплотную, то без всяких контуров наполнит собою весь чувственный орган. Так или иначе, долго или мгновенно, но в конечном итоге у всех Глауков наступит полное контурное заполнение всех ячеек и очевидно их жизнедеятельность закончиться. У всех практически сразу! Это будет конец их миру! Возможно даже конец жизни вообще, ведь они не знали, есть ли мыслящие Глауки или другие разумные в окружающих их прямоугольных или иных мирах. Об этих мирах они могли только догадываться, не получая из-за пределов своего прямоугольника никаких ясных контуров. Но все же за разрывами что-то было, неясность контуров это подтверждала.
Глауки Последний Минус первый раз со времени своего проявления контурно зафиксировали ЕГО приближение. Их так напугала неясность угрозы, как впрочем, в свое время каждое очередное проявление, что они и явились инициаторами плоскостного собрания.
Первый из проявившихся Глауков Последний Минус (последней цикличности) от имени всех своих близнецов, до этого они долго совещались, посылая друг другу замысловатые, непонятные другим контуры, проскользил в освобожденную для него центральную часть плоскости, чтобы все собравшиеся могли без помех принимать его контурные предложения.
Начал он неожиданно: попросил у Глауков Первый Минус разъяснений о цикличности и о развитии их цивилизации вообще. Доглауковский период их прямоугольника практически не знал никто. И лишь в сохраненных контурах Глауков Первый Минус могла содержаться хоть какая-то информация, так, как первое проявление из цикличности было немногочисленном (4 в 4-ой степени особей) и следующая цикличность развивалась достаточно долго. При каждом последующем проявлении количество Глауков увеличивалось ровно в 4 раза, в соответствии с числом сторон прямоугольника.
Первый Минус проявились в одной из немногочисленных тогда впадин их огромного Прямоугольника. Впадина была небольшая, окруженная со всех сторон плоскостями.
Контуры веером рассыпались по плоскости, отпечатываясь в чувствительных органах Глауков, объясняя всем истоки зарождения жизни.
При каждом следующем проявлении впадина разрасталась, очевидно цикличности способствовали разрушению плоскостей. В других впадинах жизнь зарождалась только тогда, когда туда добирались Глауки, скользя по поверхности и перенося в своих боковых отверстиях фрагменты цикличности. Со временем Глауки достигли самых отдаленных уголков, и жизнь заполнила весь Прямоугольник.
В одних впадинах цикличность подолгу не давала никаких проявлений, в других же процесс почти никогда не прекращался, но общая закономерность систематичности и увеличения количества проявившихся Глауков в 4 раза неукоснительно сохранялась.
Систематичность, причины которой были неизвестны, непонятным образом увязывалась с Его приближением.
В это время начало происходить –137-ое проявление. Не совсем понимая, что происходит, молодые Глауки вмешивались в общий контурный фон, прерывая и внося неразбериху. Обсуждение пришлось отложить до завершения проявления. И только – 138-ые Глауки обменивались между собой однообразно-нетепичными, почему-то малопонятными другим контурами.
После завершения проявления, Глауки Первый Минус занялись объяснением Последнему Минусу сути происходящего, а ЕГО приближение те и сами уже уловили. Чувствительный орган у Глауков изначально был в полностью развитом состоянии, поэтому все объяснения закончились достаточно быстро, и обсуждение продолжилось.
В какой-то момент все Глауки почти сразу начали понимать замысловато- нетипичные контуры Глауков –138 , за которыми Последний Минус оставили лидерство в предложении способа спасения от приближающейся угрозы. Никогда ранее не предлагалось Глаукам добровольно лишить себя жизнедеятельности. Не всем, а тому количеству, которое будет необходимо для возможного спасения остальных. Но согласиться с этим должны были конечно же все. Каждый Глаук должен был понять, что он может быть как жертвой, так и спасенным.
При этом Глауки –138 настаивали на том, что возможной участи жертв должны избежать они сами, как организаторы и идейные вдохновители плана спасения, и Глауки Первый Минус, как контурные хранители полной истории минусоидальной цивилизации. И лишь когда все прейдут к согласию, они предложат на обсуждение уже и сам способ прерывания жизнедеятельности и способ избежать глобальной катастрофы.
Невообразимый контурный хаос вибрировал на плоскости. Угроза Приближения была все-таки отдалена, и сохранялась надежда на чудесное спасение, но согласиться на добровольное прерывание жизнедеятельности? Чувственный орган не в состоянии был осознать сущность этого процесса, ведь ячейки никогда не переполнялись, энергии всегда было достаточно и жизнедеятельность казалось, будет вечной. Все проявления всех цикличностей одновременно существовали на Прямоугольнике. Глауки не знали, что это такое – прервать жизнедеятельность!
Обсуждение самопроизвольно прекратилось. Глауки соскальзывали с плоскости и направлялись к местам обитания – бугристостям, расположенным возле проявивших их цикличностей. Все они знали, что вернуться к обсуждению, но прежде надо было уяснить саму постановку вопроса.
Обмениваясь друг с другом мнениями об обескуражившем их предложении, Глауки занялись обычными делами. Так, как проявления хоть немного, но отличались друг от друга формами, то для того, чтобы пополнить в чувственном органе благостную мембрану близнецы обитали все вместе, то есть по проявлениям.
Расположившись по кругу, так, чтобы плотно соприкасались центральные боковые отверстия Глауки отключали двигательную платформу. Затем мембраны у всех начинали вибрировать. Синхронизировав друг с другом вибрацию, чувственные органы испытывали огромное наслаждение. При достижении максимальной скорости синхронной вибрации наступал пик удовольствия, который продолжался вплоть до полного заполнения благостной мембраны.
Это и было основным занятием Глауков, причем с каждым разом они стремились достичь все большей и большей скорости вибрации, так что границ у наслаждения не было.
В промежутках между пополнениями они, плавно скользя по бугристостям, контурно проецировали следующую окружность, определяли запасы близлежащих плоскостей, предлагали очередному проявлению место создания их первого круга, собирались для обсуждения нависшей над их миром угрозы. Последний Минус, собравшись в первый раз, переносили на новое место фрагменты цикличности, осваивая тем самым новые территории. Окружности разных диаметров распадались и вновь возникали, -- это был постоянно пульсирующий кругами прямоугольник.
Особо удачные проявления характеризовались тем, что при первом же пополнении благостной мембраны достигали довольно значительной скорости синхронной вибрации, в отличие от многих других близнецов, вообще не сумевших испытать такое-же удовольствие. Связано это было, скорее всего, с теми небольшими изменениями в формах, которые и позволяли более тщательно состыковывать центральные боковые отверстия.
- 138-мое проявление были именно такими, более сплоченными Глауками. Пополнив благостную мембрану, они продолжили обсуждение между собой, подыскивая новые доводы в пользу своего предложения.
Не все –138-ые Глауки полностью знали план спасения. Небольшая их часть, во главе с первым из проявившихся, зачем-то взбирались друг на друга, используя небольшие бугристости как ступеньки. Они сооружали стройную колону, в основании которой находились 5 Глауков. Колона, скользя от низких к более высоким бугристостям, принимала на себя все новых и новых членов. Высота ее росла до тех пор, пока на верхушку не взобрался – 138-ой Глаук 1-ый (т. е. первый из проявившихся). Какое-то время он пытался связаться с Глауками, находящимися в основании колоны, но контуры так и не достигли их чувственных органов. Эксперимент был закончен, колонна моментально распалась на составляющие. И уже после этого –138-ой Глаук 1-ый продолжил общаться со своими близнецами. Выяснилось, что тем, кто был в основании, пришлось постоянно уменьшать и сохранять фрагменты контуров колоны, происходило ускоренное заполнение ячеек чувственных органов. А вот Глауку, который оказался в средине основания, пришлось хуже всех. Он едва справлялся с контуром, почти целиком заполнившим весь чувственный орган. И даже после окончания эксперимента он еще долго был занят освобождением ячеек, после чего энергия начала поступать к двигательной платформе и Глаук поспешил присоединиться к очередному образующемуся кругу.
Впрочем, без него все равно ничего бы не получилось. Пополнить благостную мембрану можно было только при участии всех Глауков одного проявления. Если не хватало, хотя бы одного близнеца, все старания синхронизировать вибрацию были напрасны. Такого никогда не случалось, опоздавший всегда присоединялся, поэтому никто даже и не предполагал к чему это может привести. А ведь возможно отсутствие всего лишь одного из близнецов могло привести к прекращению жизнедеятельности целого проявления.
Потребность в пополнении благостной мембраны возникала обычно после продолжительного контурного общения, а вот скольжение по бугристостям, на удивление, влияло на эту потребность в гораздо меньшей степени. Удовольствие служило и наградой за усиленную работу чувствительного органа и стимулом к ней.
Экспериментальная колона, построенная –138-ыми Глауками, подтвердила еще одно их предположение: физические нагрузки не приводили к трансформации их тел и прерыванию жизнедеятельности. Ведь такое количество Глауков еще никогда не взбирались друг на друга, а нижние не испытывали никакого дискомфорта, за исключением нахлынувших контуров.
Жизнь на Прямоугольнике шла своим чередом. Произошло 36 проявлений. Угроза неуклонно приближалась. –138-ые Глауки оказались самыми настойчивыми, а может быть и самыми удачными близнецами. Опять по их инициативе все собирались на плоскости. За время новых проявлений усилилось осознание необходимости в спасательных действиях. К тому же, само предложение о прерывании жизнедеятельности определенного количества Глауков ради спасения всей цивилизации, уже не представлялось таким невообразимым. Никто не знал как, но контуры об этом отныне были у всех в обиходе. И каждое проявление надеялось, что именно их участь жертв не костнеться.
Пополнив благостную мембрану, Последний Минус (то есть будущие –101-ые), присоединились к всеглауковскому собранию. Вновь –138-ой Глаук 1-ый проскользил в центр плоскости и обсуждение возобновилось. Прервать жизнедеятельность одних ради спасения остальных – с этим все были уже согласны. Предоставить –138-ым и Первому Минусу привилегированное положение – с этим тоже. Ведь без одних не было плана спасения, а без других – полной истории их цивилизации. А вот как быть с остальными? В чем заключался способ спасения? Кто будет первыми жертвами? Именно последний вопрос вызвал бурю протестующих контуров. Не мы! Не мы! Каждое из проявлений защищалось, пытаясь найти какие-то неопровержимые доводы в свою пользу. Они де представляют большую ценность для всей цивилизации. У одних очень точно получалось подсчитывать плоскостные остатки, другие – достигли самой высокой скорости синхронной вибрации, третьи – умели выстраивать идеально правильную окружность, четвертые – дальше всех перенесли остатки цикличности. У всех находились веские аргументы в свою зашиту. Контурная неразбериха надолго воцарилась на плоскости.
И только –138-ые терпеливо ждали пока все успокоятся. Постепенно пришли к всеобщему мнению, что кроме оговоренных больше привилегий быть не должно. Все хотели узнать о предлагаемом способе спасения, но –138-ые захотели вначале установить очередность будущих жертв. –138-ой Глаук 1-ый объяснил, что чем больше имеется запас свободных ячеек для уменьшения и сохранения контуров, тем меньше вероятность прерывания жизнедеятельности. Получалось, что первыми рисковать должны самые молодые Глауки, то есть –101-ые, или те, которые проявятся ко времени приведения плана в действие. С другой же стороны – они меньшее количество раз пополняли благостную мембрану, а значит, испытали минимум удовольствия. В конце концов, именно такая очередность и была принята. Глауков с небольшим минусом было меньшинство, да и они надеялись, что основная опасность ляжет на вновь проявившихся.
Дабы избежать новых разногласий, решено было также все последующие проявления, начиная с –100-ых, не посвящать в подробности уготованной им участи. Их необходимо было просто подчинить всеобщей воле.
Вот так впервые, за всю историю развития их цивилизации, у Глауков начали формироваться эгоистичные устремления, потребности в которых ранее не было.
Теперь все располагались поудобнее, готовясь принимать объясняющие план контуры. –138-ой Глаук 1-ый, он как-то незаметно стал всеобщим лидером, поведал о проведенном эксперименте и его последствиях, подтверждая тем самым вероятность одновременного и прерывания, и сохранения жизнедеятельности в случае нагромождения Глауков друг на друга. Затем о том, что еще до –137-го проявления они побывали на окрайности и, сопоставив в единое полученные контуры, отображающие разрыв, сделали вывод: разрывы не бездонные. А вот за ними-то, возможно и есть другие миры.
Итак, предложение –138-ых состояло в том, что Глауки, проявление за проявлением, должны будут соскальзывать в разрыв до тех пор, пока полностью собой его не заполнят. И уже по ним все оставшиеся, во главе с –138-ыми и Первым Минусом, попытаются достичь соседнего Прямоугольника, или иного неизведанного мира. Причем Первый Минус должны будут в своих боковых отверстиях перенести остатки цикличности, проявившей Последний Минус. Ведь те соскользнут первыми, а без цикличности в новом мире прервется развитие глауковской цивилизации. Если же допустить, что Глауки Последний Минус должны сами перенести остатки своей цикличности, то тогда каждое новое проявление будет настаивать на срочном проведении экспедиции и может рухнуть весь план, лишенный сплоченности и четкой организации. Чтобы Первый Минус смогли присутствовать при проявлении (для забора цикличности), а все остальные группироваться на выбранной окрайности, необходимо было определить какое из оставшихся проявлений станет последним на их родном Прямоугольнике.
Вот теперь все узнали так долго вынашиваемый и хранившийся в тайне план спасения. Полный контурный штиль воцарился на плоскости. Потребовалось какое-то время для осознания грандиозности предприятия, задуманного –138-ыми Глауками. И лишь привычная работа чувственных органов по уменьшению и сохранению Е Г О контуров свидетельствовала о всеглауковском собрании.
Контурную тишину нарушили Последний Минус, проявившиеся –100-ые. Их цикличность находилась в небольшом удалении от выбранной для собрания плоскости. Устрашающе-пугающими контурами, изобретенными тут же, им запретили скользить ближе и присоединиться ко всем. В одночасье они стали низшей расой. На удивление протестов с их стороны не последовало. Восприняв все как должное, Глауки Последний Минус начали образовывать свою первую окружность.
А собрание продолжилось. –138-ой Глаук 1-ый объяснил, что не у всех, послуживших «мостом» в новый мир, прервется жизнедеятельность – эксперимент это доказал. Возможно, они создадут свою, Разрывную цивилизацию и смогут образовывать круги для получения удовольствия при пополнении благостной мембраны. Для этого каждому проявлению придется строго придерживаться очередности соскальзывания в разрыв, при этом, не потеряв ни одного близнеца, ведь в этом случае синхронизировать вибрацию не удастся!
Глаук-Спаситель, так теперь определяли –138-го Глаука 1-го, предложил назначить начало экспедиции на –31-ое проявление. По его мнению, необходимо дождаться как можно большего числа проявлений, тогда у остальных вероятность прерывания жизнедеятельности станет меньше. К тому же все знали, что численность особей в каждом последующем проявлении увеличивается в четыре раза, по сравнению с предыдущим. Пусть они в первую очередь и послужат основой моста в новый мир. Но и затягивать до последнего минусоидального проявления тоже было нельзя, ведь ОНО неуклонно приближалось, и можно было не успеть достроить мост до конца.
Так и решили, –31-ое проявление станет последним. В обязанности Первому Минусу вменялось указать –32-ому проявлению место, куда те должны остатки цикличности, чтобы –31-ые проявились как можно ближе к выбранной для создания моста окрайности. Все остальные к тому времени должны будут уже сгруппироваться по проявлениям и согласно принятой мионусоидальной очередности скользить к разрыву. Причем каким-то образом необходимо подчинить и удержать в повиновении ничего не ведающих жертвенных Глауков (с –100-ых по –31-ых). –138-ые, во главе с Глауком-Спасителем взялись разрешить и эту проблему.
Решение было принято, план действий составлен, обязанности распределены. На этом собрание закончилось, настроенные на решительные действия Глауки расскользились по огромным просторам прямоугольника, жизнь вошла в обычное русло.
У Глауков Последний Минус (--100-ых) что-то было не в порядке. Они все это время пытались синхронизировать вибрацию благостных мембран, но как не старались – ничего не получалось. Их окружность распалась, так и не выполнив своего предназначения. Недоуменно—отчаявшиеся контуры витали над всем проявлением.
Часть –138-ых во главе с Глауком-Спасителем приблизилась к неудачникам. Он скользил впереди, остальные – на почтительном расстоянии, обращая к нему возвеличивающие контуры. Процессия остановилась, сопровождение категорично потребовало у Последнего Минуса почтительного отношения к Глауку-Спасителю. Он – Спаситель! Он – Предводитель! Он – Благодатель! Без его соизволения ничего не происходит! Обескураженные неудавшейся синхронизацией, --100-ые обратили к Спасителю уважительно—молящие контуры. Насытившись преклонением, он разрешил образовывать новый круг. При этом из свиты Глаука-Спасителя был допущен к своим близнецам –100-ый Глаук 1-ый, ведь первые из проявившихся отныне «удостаивались» чести быть в ближайшем окружении Глаука-Благодателя. Теперь все получилось: --100-ые, синхронизировав вибрацию, достигли своей максимальной скорости и впервые испытали ни с чем несравнимое наслаждение. Благостные мембраны были пополнены. Хвалебные, возвеличивающие, благодарственные контуры наполнили бугристость.
Ради получения удовольствия Последний Минус теперь были готовы во всем безропотно подчиняться Глаку-Спасителю. Им было указано место обитания, недалеко от выбранной для создания моста окрайности, за границы которого они не имели права скользить, предоставлена впадина, для очередной окружности, а также им вменялось в обязанность рассчитать запасы близлежащей плоскости.
--138-ые Глауки поспешили присоединиться к своему проявлению, им уже срочно требовалось получить свою порцию удовольствия. Дел у них добавилось: одним необходимо было присматривать за низшей расой, другим, вместе с Предводителем, -- встречать и подчинять вновь проявившихся, сгруппировывая их у нужной окрайности. С тех пор все последующие проявления оказывались в зависимом положении, совсем не догадываясь об уготованной им жертвенной участи.
К –53-ему проявлению ЕГО контур стал более четким и занимал у Глауков уже около половины чувствительного органа. Все больше и больше времени требовалось для его уменьшения и сохранения, освобождая вновь и вновь занимаемые ячейки. Прервавшись для пополнения благостных мембран, Глауки сразу же возвращались к этому занятию. Они перестали рассчитывать плоскостные остатки, обсуждать принятое решение, строить какие-либо планы и предположения. Да и зачем? Беспокоиться было не о чем. Глаук-Спаситель руководил всей подготовкой. Оставалось только ждать –31-ое проявление. Периодически он рассылал гонцов, отдавая через них команды скользить ближе к выбранной окрайности тем проявлениям, которые находились на значительном удалении. К –45-ому проявлению прямоугольник стал обитаем лишь наполовину. Все жертвенные Глауки располагались непосредственно у окрайности. Они не нарушали запретов, страшась лишиться своей порции удовольствия, да теперь и не смогли бы, ведь путь вглубь прямоугольника преграждали другие проявления, методично выполнявшие указания Глаука-Спасителя.
Все шло по плану до тех пор, пока однажды, из-за большой скученности у окрайности, Спаситель со своим сопровождением опоздал к очередному проявлению. –40-ой Глаук 1-ый оказался не в его свите, а со своими близнецами. Они успели соорудить свою первую окружность и сполна насладиться, заполнив благостную мембрану. При этом они сразу же достигли достаточно высокой скорости синхронной вибрации, --40-ые оказались довольно удачным проявлением. На них не возымели действия ни хвалебные контуры в адрес Глаука-Благодателя, ни его распоряжения. Не обращая ни на что внимание, --40-ые Глауки стали направляться к центру прямоугольника. Там было свободное пространство, а здесь они едва смогли соорудить свой первый круг. Их продвижение было крайне затруднено: при встрече на пути других близнецов, --40-ые, не вступая с ними в контакт, меняли траекторию и упорно скользили к намеченной цели. Попытки остановить их и объясниться ни к чему не привели. Очевидно, успев между собой пообщаться, они приняли какое-то решение. Вместе с –40-ыми и остатки цикличности, их проявившей, также удалялись от выбранной окрайности.
Так долго вынашиваемый и тщательно исполнявшийся план теперь был под угрозой. Необходимо было что-то предпринимать. Глаук-Спаситель был в растерянности. Можно конечно было обойтись без этого и последующих проявлений, но как быть без цикличности? Ведь даже в случае удачного переселения в новый мир развитие глауковской цивилизации без нее прекратится!
Распорядитель, вместе со свитой, скользили вслед за –40-ыми. Выбрав удачный момент, сопровождение отсекло от взбунтовавшегося проявления нескольких, замыкающих колону, Глауков. Их исчезновения никто не заметил, и продвижение к намеченной цели не прекратилось.
--40-ые Глауки пробрались, наконец, к центральной, достаточно свободной части прямоугольника, сбросили в найденную впадину остатки проявившей их цикличности и стали готовиться к созданию окружности, после долгого путешествия возникла острая потребность в пополнении благостной мембраны. Вначале Глаук-Спаситель намеривался действовать прежними методами: подчинить проявление, затем дать воссоединиться и получить удовольствие; но предположив, что –40-ые, знающие вкус свободы, могут вновь взбунтоваться, решил посовещаться с приближенными.
Перебрасываясь каким-то новым, мрачным контуром, они, втайне от других проявлений, приняли свое решение. Затем, разомкнув со стороны окрайности кольцо, начали теснить к ней плененных Глауков. Теперь и те поняли что происходит: дабы не иметь больше неприятностей с –40-ыми, их хотели сбросить в разрыв. Пленные попытались выскользнуть, направиться в другую сторону, но намного превышающая их по численности свита Глаука-Благодателя неумолимо теснила нескольких обреченных Глауков к окрайности. Невыразимый ужас, мольбу о пощаде выражали их контуры. В ответ все тот же мрачно-жестокий контур: убийство, смерть.
И это произошло: пленных сбросили с окрайности в разрыв.
И это было впервые на их загадочном, несчастливом прямоугольнике.
Угроза научила Глауков быть и эгоистичными, и жестокими, и беспощадными убийцами.
Что-то невообразимое творилось с –40-ыми: все это время они пытались синхронизировать вибрации благостных мембран, окружность несколько раз распадалась и затем вновь создавалась. Безрезультатно. Безуспешные, продолжительные попытки заставляли благостные мембраны вибрировать почти непрерывно, отчего чувствительные органы у всех близнецов увеличились в объеме. Теперь они, уродливо нависая над двигательной платформой, закрывали собой боковые отверстия. Поступление энергии постепенно прекратилось, они больше не могли скользить, затухая, прекратилась и вибрация. Все остатки энергии использовались на уменьшение и сохранение постоянно увеличивающегося контура Угрозы. Но теперь чувствительные органы справлялись с трудом: уменьшать до бесконечности они уже не могли. Бесчисленные ячейки очень быстро заполнялись.
Проявились –39-ые. На этот раз Глаук-Благодатель и его сопровождение оказались на месте вовремя. Легко подчинив Последний Минус, они принудили их вместе с цикличностью скользить по направлению к выбранной окрайности, оставив для контроля с собой –39-го Глаука 1-го.
Итак, порядок был восстановлен, приготовления к созданию моста через разрыв возобновились: все жертвенные, подчиненные проявления, начиная с --100-ых, сгруппировались у окрайности; остальные скользили все ближе и ближе, оставляя за собой безжизненный прямоугольник.
--138-ые, собравшись вместе, пополнили благостную мембрану и занялись ликвидацией следов своего преступления. Обездвиженных, обезображенных –40-ых они сталкивали в разрыв, а те, не в силах оказать хоть какое-то сопротивление, все продолжали заполнять свои ячейки, причем чувственные органы, готовые вот вот лопнуть, раздувались все больше.
Вот так с бугристостей прямоугольника исчезло целое проявление и о том, что с ними стало в разрыве можно было только догадываться.
Все настолько были заняты приготовлением к «строительству» моста и озабочены личным спасением, что не придали происшедшему никакого значения. Из-за скученности все сложней стало создавать окружности, менее многочисленные проявления умудрялись делать это внутри других кругов большего диаметра. Часто смешавшись с Глауками другого проявления, близнецы подолгу искали друг друга, но всегда находили, ведь призывным контурам, как и формам каждого проявления, были присущи свойственные только им одним особенности. Иногда сразу по несколько кругов могли вписаться в самый большой, а тот в свою очередь замыкался еще большим. Получив свою дозу наслаждения, внутренние Глауки не могли никуда скользить, пока не пресытятся наружные.
Прошло несколько проявлений, приближалось время решительных действий. Угроза становилась все более ощутимой, все более тягостной для чувствительных органов.
Жертвенные Глауки не роптали, они и сами ощущали себя низшей расой и готовы были служить мостом, лишь бы и в дальнейшем им разрешали получать очередную дозу удовольствия. А это им было обещано, но только на дне разрыва они смогут наслаждаться бесконтрольно и приобретут самостоятельность, а в настоящий момент лишь в случае крайне-острой потребности им разрешалось образовывать окружность.
Все были готовы. Наступило решающее –31 проявление.
Наполнив боковые отверстия остатками цикличности, Первый Минус уступили свое место у окрайности другим, молодым проявлениям. Глаук-Спаситель настойчивыми контурами приказал –31-ым скользить в разрыв. Не успев разобраться в происходящем, Последний Минус (для этого прямоугольника они были последними в прямом и уже неизменном смысле), подталкиваемые сзади –32-ыми, оказались у окрайности и соскользнули вниз. Сожалеть было не о чем, они ведь даже не успели ощутить непостижимость истинного удовольствия, возникающего при пополнении благостной мембраны.
Процесс начался: проявления, одно за другим, соскальзывали с окрайности, остальные планомерно подтягивались все ближе. Наконец пришла очередь и –100-ых, первых из порабощенных, а признаков наполнения Разрыва все не было, контуры терялись в его бездонности. –100-ые и еще несколько равноправных проявлений попытались, было взбунтоваться, но основная масса возбужденно скользящих к окрайности Глауков просто вытеснила их с прямоугольника. Остановить их уже было невозможно. Мост, спасет только мост, — других контуров над прямоугольником не было. Сопротивление привело лишь к тому, что бунтовщики перемешались друг с другом, и их шансы на сохранение жизнедеятельности и успешном пополнении благостной мембраны в Разрыве изрядно уменьшились. Теперь –138-ые, во главе с Глаком-Распорядителем, стали неустанно объяснять всем последующим проявлениям возможные последствия недисциплинированности. Все должны были четко уяснить, что даже сохранив жизнедеятельность, но, потеряв хотя бы одного близнеца, пополнить мембрану не удастся, а это равносильно прерыванию всего цикла жизнедеятельности.
Страх перед неизвестностью, надежда на чудесное спасение, в случае действий по плану, безуспешность и бессмысленность сопротивления предопределили безропотное подчинение жертвенной части Глауков уготованной им участи. Эксцессов больше не было.
Действо продолжалось. Глауки с большим минусом умудрялись получать удовольствие, а затем, разорвав свои круги, опять скользить к окрайности. Многие проявления успели свыкнуться с такой походной жизнедеятельностью. И только ОНО подстегивало Глауков прекращать пополнение благостных мембран, едва синхронизировав вибрацию, и далеко не достигнув максимально-возможной для себя скорости. Необходимо было торопиться. Времени до полного приближения оставалось все меньше.
Соскользнули в разрыв –1466-ые Глауки и, наконец, Предводитель уловил контуры создаваемого и придуманного им живого моста. Понадобилось еще сотни проявлений, прежде чем разрыв у окрайности был окончательно заполнен. Теперь следующие проявления соскальзывали вниз не с прямоугольника, а с опорных Глауков. Мост начал расти в длину. Процесс пошел быстрее, но только –4061-ые добрались к окрайности соседнего мира. Цепочкой, по мосту, контуры, выражавшие завершенность, достигли Глаука—Спасителя.
Соседний мир был таким-же! Теперь задуманное стало возможным. Лишь плоскости были огромными, действенно нетронутыми. Поставленная цель была успешно достигнута: создан спасительный мост в иной мир. Глауки ликовали, неясная, сомнительная надежда на спасение переросла в уверенность.
Переселение началось. Первый Минус, то есть Глауки –1 048 432 901 156-ые: свидетели и хранители всей истории минусоидальной цивилизации, первыми начали путешествие по мосту, перенося фрагменты цикличности, предназначенной возродить цивилизацию, или вернее дать основу для новой. За ними планомерно двинулись остальные проявления, каждое последующее было на минус моложе. И только –138-ые должны были поддерживать порядок последовательности и переселяться последними, но они и так были единственными из маленьких минусов, не оказавшимися в разрыве.
Примерно около трети Глауков уже были по ту сторону, когда возникла авральная ситуация. Создание моста длилось гораздо дольше, чем предполагалось и теперь многие стали осознавать, что УГРОЗА приблизиться вплотную раньше завершения переселения. Некоторые проявления попытались вне очереди проскользить к окрайности, другие-же, находясь уже на мосту и, пытаясь как можно быстрее перебраться, расталкивали собственных близнецов, совершенно не учитывая, что ни одного нельзя потерять. И на самом деле многие Глауки соскальзывали в Разрыв, не в силах противостоять усилившемуся напору. Теперь мост медленно рос в ширину и никакой очередности уже никто не придерживался.
Начался всеобщий хаос. Предводителю перестали подчиняться, не обращая никакого внимания на его командные контуры. Даже сопровождение—избранные соратники предали его, и вместе с остальными пытались пробраться к мосту. Каждый Глаук заботился лишь о своем, готовом вот-вот переполниться, чувственном органе. Проявления безвозвратно смешались, выплескивая злобные, отчаявшиеся контуры. Остановить все это и упорядочить, даже при всем желании, было уже невозможно.
Ничего обнадеживающего не происходило и по ту сторону Разрыва. Глауки Первый Минус, достигнув наконец вожделенной цели, обнаружили, что Угроза, неумолимо приближаясь, нависала и над Новым Миром. И сколько они не скользили в сторону от Разрыва, изменений не было, чувственные органы не улавливали никакого просвета, заполняясь, при этом, все более ускоренными темпами. Наконец энергия перестала поступать к их двигательным платформам, продвижение вглубь прекратилось, переполнение ячеек стало неизбежным. Со временем, обреченные, безрадостные контуры достигли, оповещая о безысходности ситуации, всех остальных Глауков.
Давка на мосту, толкотня у Окрайности прекратились, движение остановилось.
В одночасье все планы и надежды, жестокость и предательство – все стало бессмысленным.
Оцепеневшие Глауки, не желая верить в фатальность происходящего, с каким-то лихорадочным ужасом пытались вместить в свои ячейки как можно больше сохраненных контуров. Но они были не безразмерными, а Угроза приблизилась практически уже вплотную.
Глауки Первый Минус и стали первыми у которых раздулись чувственные органы, ведь у этих долгожителей занятых ячеек было больше, чем у других проявлений. Почти одновременно все близнецы Первого Минуса прекратили свою жизнедеятельность: их чувственные органы, раздувшись до невообразимых размеров, лопались, выделяя при этом эфемерный сгусток энергии, который тут же весь расходовался на преобразование двигательной платформы в быстро испаряющийся комочек слизи.
Затем и другие проявления стала постигать та же участь. Мост, соединявший два мира, начал катастрофически оседать и в скором времени на его месте уже зиял бездонной пустотой непреодолимый Разрыв.

И, наконец…

Человек, сделав очередной шаг по тротуарной плитке, уничтожил целую цивилизацию.
Исчезли, испарились, словно их никогда и не было, все до единого Глауки.

Или может это были просто … Глюки?

Как впрочем, и любая жизнь.


20.07.2005
. . .
© Игорь Немцев 04 May 2011 06:35 pm
Comments